Реклама партнеров
Обновления сайта

Найти интересующий номер газеты можно в рубрике архивы, выбрав определенный месяц.

или на календаре, нажав на дату публикации (дата с подчеркиванием).

Архивы
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Целинная земля в 1953 году буквально очаровала А.В. Раева своей нетронутой природой, множеством чистых озёр, зеленью лугов возле них. Приехал сюда Андрей Васильевич к родителям, которые жили на берегу Буруктала. После  несложившейся семейной жизни он не захотел оставаться  в Домбаровке, надеялся, что расстояние и время помогут залечить душевную рану.

Так и произошло. Работа бурильщиком в геологоразведочной экспедиции: летом – под палящими лучами солнца, зимой – на морозе, под жестоким ветром – вскоре помогла молодому человеку вернуть уверенность в себе. А укрепила её в дальнейшем учёба в Оренбургском индустриальном техникуме. Заниматься на отделении промышленного и гражданского строительства было очень нелегко. Ведь после окончания школы минуло двенадцать лет. За это время произошло немало событий, главным из которых была война.
На фронт Адрей Васильевич Раев был призван в январскую пору 1943 года. Вместе с ним Домбаровку покидали тогда ещё 50-60 парней, получивших назначение в пехотное училище.
Будущих курсантов везли в неотапливаемых вагонах для скота. А морозы стояли рождественские. И только добротная одежда, тёплый полушубок и яловые сапоги, которыми снабдил его отец, спасли новобранца от простуды, как, впрочем, спасли и позже, когда их всех разместили в палаточном городке за речкой Белой в Башкирии.
Место это было неописуемой красоты. Однако любоваться природой было некогда: шла бесконечная муштра (бойцы проходили ускоренный курс обучения), да и постоянное недоедание не располагало к лирическому настроению.
Сухари, которые отец дал перед дорогой, закончились, а в столовой кормили урезанным до предела пайком. Молодому, растущему организму требовалось полноценное питание, а его обеспечивали, в большинстве своём, «травой».
– К середине лета, – вспоминал Андрей Васильевич, – мы так отощали, что не было сил спокойно проходить мимо столовой и пекарни. Это было настоящей пыткой. Я даже написал письмо домой, что, когда вернусь, обязательно стану поваром или пекарем. В середине лета курсантов навестил генерал. Он приехал выяснить, кто из них желает продолжить обучение, а кто – пойти на фронт.
На полях сражений шли ожесточённые бои. Передовые части нуждались в пополнении. Восемьдесят процентов ребят, в том числе и Раев, согласились отправиться на фронт. Они даже приблизительно не могли себе представить, что их ждёт впереди! Но сейчас им было важней избавиться от почти что не прекращающейся строевой подготовки и чувства голода.
В конце июля будущих бойцов поездом доставили сначала в Козельск, затем – в столицу, где их и зачислили в Московскую гвардейскую стрелковую дивизию.
В ней к тому времени оставались в основном одни офицеры, что очень удивило прибывшее пополнение. Куда подевались солдаты, они поняли немного позже. А пока, облачившись в соответствующую экипировку и получив воинское снаряжение (три диска от пулемёта и карабин) общим весом в 12 килограммов, солдаты отправились выполнять приказ: занять оборону и приготовиться к разведке боем. – Мы должны были начать бой, а в это время находящимся позади нашей роты войскам предстояло засечь огневые точки противника, – пояснил Андрей Васильевич суть этой команды. – Сколько тогда и потом солдат полегло, одному Богу известно, – вздохнул он, будто заново пережив давно минувшие события. – Они оставались лежать на бесчисленных высотках, в наскоро вырытых братских могилах.
Раева в том первом жестоком бою от неминуемой гибели спасло то, что он был переведён в связные, которые передавали сообщения от штаба батальона к роте. Хотя скорее всего спасло его просто везение: получить пулю он мог в любое время, ведь связь прерывалась в самый разгар боя. Именно тогда он должен был лично передать приказ командира батальона командиру роты, добираясь до неё под пулями и бомбёжками. Запах пороха, который преследовал бойца на протяжении двух долгих лет, с тех пор у него ассоциируется со смертью. Она шла за ним по пятам, иногда почти что настигала. Однажды, когда Андрей в очередной раз бежал в роту с приказом, во время усилившегося обстрела решил спрятаться в окопчике. А в нём уже лежал солдат, который посоветовал перебраться в другой окопчик. Так вот, только он успел устроиться на другом месте, как прямым попаданием снаряда того парня убило.
Судьба оберегала Андрея. Вместе со своей дивизией он медленно, но верно продвигался на Запад. И где бы ему не приходилось быть, освобождая сёла и города Белоруссии, Литвы, Польши, Пруссии, солдат всегда непроизвольно отмечал, как живёт местное население. Воспитанный советской школой, он был убеждён, что заграница – тюрьма народов. Однако чем дальше в глубь Европы уходил от границы России, тем обиднее становилось за соотечественников, погрязших в нищете. Так же бедно жили белорусы, а вот литовцы – другое дело: к каждому дому здесь была проложена асфальтовая дорога, о достатке говорили и красивые дома.
Ещё поразительней контрастировала жизнь россиян с жизнью поляков, германцев, пруссов. Именно в Пруссии судьба оказалась благосклонной к нему. В 44-м году после открытия второго фронта при штабе дивизии была организована отдельная зенитно-пулемётная рота, на которую возлагалась охрана штаба. В ней и был задействован Раев. Здесь ему одно время пришлось выполнять и роль почтальона. Было это недалеко от Пилау. Десятикилометровые походы с сумкой, заполненной письмами, да ещё под обстрелом, давались нелегко. Доводилось уходить и от преследования немецкого танка, который вёл прицельный огонь по убегающему солдату. А однажды фашистский лётчик решил срезать его на бреющем полёте… Но это ему не удалось. Видно, под счастливой звездой родился боец. А иначе разве дожил бы он до Победы, разве вернулся бы домой? Хотя демобилизовался Андрей Васильевич только в январскую пору 1948 года, потому что после войны пришлось дослуживать ещё и на действительной. Проходила она в Германии.
Можно было остаться на сверхсрочную, но тянуло домой, в Домбаровку, где его ждали родители, братья и сестры. Бравый солдат, награждённый орденом «Красной Звезды» и медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга» и «За взятие Берлина», не имел гражданской специальности, поэтому почти сразу принялся осваивать бухгалтерскую науку, а вечерами с удовольствием наслаждался вниманием девушек, искал среди них ту единственную, с которой не страшась можно пуститься в семейное плавание. Но на этот раз жизнь Андрея Васильевича оказалась не застрахованной от ошибок. Исправил её он уже здесь, когда работал в Буруктальской геологоразведочной экспедиции. Обратить внимание на молодую учительницу местной школы Зою Никандровну Корякину ему посоветовал брат.
Было это в 1960 году. Сначала они жили в Разведке, а когда началось строительство Светлого, переехали сюда. Андрей Васильевич поступил работать на Буруктальский никелевый завод мастером в стройучасток. Чуть позже, когда было создано стройуправление, стал трудиться в нём прорабом, потом – начальником производственного отдела.
В настоящее время А.В. Раев живёт в заботе и внимании с младшей сестрой. Он, как и в молодости, отличный рассказчик, с оптимизмом и юмором вспоминает о прошедших годах. До сих пор нахожусь под впечатлением от беседы с ветераном. «Да были люди в наше время не то, что нынешнее племя…», – приходят на память строчки из известного произведения М. Лермонтова «Бородино».
В этом году Андрей Васильевич будет встречать не только 70-ую годовщину Великой Победы, но и свой 90-летний юбилей.
Светлых и радостных дней тебе, солдат-освободитель!
Подготовила  Любовь ГРИГОРЬЕВА

Оставить комментарий

Реклама партнеров
Погода в Светлом
Рубрики
Праздники России
Праздники России
Счетчик